Мраморный крестик Облучье

Мраморный крестик Облучье стеклянное фото на надгробие

И, пользуясь случаем, с благодарностью вспоминаю моих родственников — томских и красноярских, которым низкий поклон и огромная благодарность за их помощь и доброту.

Для любителей путешествий и тех, кто любит Дальний Восток. Студенческие годы гг. По Аяно-Майскому району гг. Восточный Кет-Кап доказывает свою золотоносность. В стране изумрудных озер и. Эту книжечку я рассматриваю как сокращённый дневник своих странствий, который, возможно, скоро увидит свет. Период повествований охватывает значительное время — одних только полевых крестпк, включая студенческие практики, набирается за тридцать.

В этой книжечке нет ни малейшего вымысла либо художественной фантазии — только то, что происходило реально, что помню хорошо. Поистине жизнь коротка, а память длина. А неправды вообще не терплю. Хватает духу сказать правду — говорю, не хватает — просто молчу. В конце-концов, правда — это всегда проблема тех, кому она не нравится, а не того, кто её говорит.

Около одиннадцати лет своей жизни, в общей сложности, я провёл в тайге, замечательном творении матушки-Природы, и здесь мне хотелось бы еще раз замолвить за неё слово. Понятно, что потеря этого зелёного покрова может обернуться всемирной экологической катастрофой, и мне печально видеть следы таёжных пожарищ или вырубки, местами протягивающиеся до горизонта.

Тайгу есть за что полюбить — туда едешь, как домой, и не разу не возвращаешься без положительных эмоций. Есть у неё такой особый мистический дар — лечить измученную городом человеческую душу своей красотой и покоем Детство у меня было хоть и не идеально безоблачным, но вовсе неплохим.

Учился в средних школах городов Уссурийска и Хабаровска, там же — в художественных школах, в средних и в старших классах занимался спортом — легкой атлетикой, плаваньем, волейболом, самбо и боксом. С особенной ностальгией вспоминаю наш дружный класс в Уссурийске, где проучился семь лет. Среди родственников у меня довольно много геологов из фамилий Лавреновых и Саковичей из краев Сибирских Томск и Красноярск.

Бабушка Александра Георгиевна работала минералогом-лаборантом в Томском университете, мама радиометристом в партиях и химиком Эконом памятник Арка с резным профилем Тюмень лабораториях Октябрьской экспедиции и ДВИМСа. Мой двоюродный дед Василий Георгиевич Лавренов прославился тем, что, потеряв на фронте ногу, в маршруты ходил на костылях.

Он открыл в Сибири два месторождения, железа и алюминия, одно из которых железорудное в Кузнецком Алатау так и назвали по его фамилии — Лавреновское. Рассказывали, что однажды на креестик Сибири группа туристов, с трудом взобравшись на высокую гору, с удивлением увидели там геолога на одной ноге, спокойно записывающего маршрут в пикетажку.

На такие высоты он забирался как на лошади, так и пешком. Трудно и представить, какая сила воли и сколько усилий Памятник Скала с колотыми гранями Соликамск требовалось для работы в нелегких условиях горной тайги. Дед, Аркадий Андрианович, умер рано — в сорок шесть лет от сердечного приступа, вернувшись из маршрута.

Сказались перегрузки и тяготы военных и послевоенных лет. В тридцатые годы он закончил Томский горный кнестик, всю жизнь проработал на Дальнем Востоке, в последние годы — в должности начальника экспедиции и при этом активно участвовал в маршрутных исследованиях. Ярмолюк, пережили его куда как намного. Еврейская область, на сопках Малого Хингана. Словом, в тайге мне не понравилось, и по приезду я решил для себя, что больше туда — ни ногой.

И вот с тех пор тридцать сезонов по полям, и ещё хочется! Открыт он был Мраморнфй году и сохранил с того времени свой центральный фасад. Напротив ТГУ размещался небольшой парк, выходящий на улицу Ленина — центральную в городе. Приехав в Томск в году после окончания десятого класса в ГДР, точно не знал, куда буду поступать. Мне помогли тети по маминой линии — Зоя и Люда — добрейшие женщины, о которых всегда с благодарностью вспоминаю.

Победила, получается, наследственная тяга к наукам о земле. После примерно месячной колхозной практики приступили к занятиям. В нашей университетской группе оказалось четверо геоморфологов. Начиная с третьего курса нам дали возможность учиться по индивидуальному плану. План, кроме геоморфологических и географических дисциплин, включал и геологические предметы.

Экзаменов и зачетов надо было сдавать Одлучье в полтора больше, чем другим студентам, на сессиях пришлось попотеть, но позже эти знания пригодились. Нас, однокашников, судьба позже разбросала: Володя Бутвиловский преподает в Германии, Володя Овсянников руководит строительным предприятием в Самарской области, Сергей Чемякин — филиалом нефтеразведочной фирмы в Томске.

Первой практикой была топографическая в году — рядом с городом Томском, на его восточной холмистой окраине, в лесочках, а потом географическая на Оби, куда мы добрались теплоходом по Томи. Поставили меня тогда бригадиром группы девушек, и, кажется, с обязанностями своими мы вполне справлялись. И было весело — молодёжь, кутёж Обь мне запомнилась обрывистыми глинистыми берегами высотой в несколько метров, где стрижи понаделали множество дырок-гнезд.

Долина её кажется бескрайней, местами заболочена и выглядит в целом невыразительно. Телецкое озеро — большое и протяженное — имеет около семидесяти километров в длину, в ширину гораздо меньше. Это глубокая тектоническая расщелина — грабен, заполненная чистейшей водой. Леса на склонах — густые, часто сосновые; воздух прозрачный, настоянный на смолистых ароматах, жёлтая сосновая пыльца разводьями плавает на поверхности воды.

Вероятно, водная масса смягчает климат, и он является самым тёплым в Сибири. Путешествовали мы преимущественно на кораблике местной гидрометеослужбы, возглавляемой известным в тех местах Селегеем, приятным интеллигентным мужчиной. Селегей увлекался цветной фотографией и уже в те годы смог выпустить цветной фотоальбом, посвященный красотам этих мест. Кроме Облуье, мы походили по горам в маршруты кресик доцентом А.

Человеком он был умным и компетентным и лекции читал в маршрутах комплексные: Берега Енисея не показались мне выразительными. Севернее Красноярска вдоль реки нет каких-либо крупных городов и высоких гор. В городках на пристани приходила местная молодёжь — поглазеть на теплоход, за неимением других развлечений.

И то, и другое выглядело плачевно. Железная дорога была одноколейной, огороженной от ветров и снежных заносов из тундры высоким и ветхим дощатым забором. Поезд, составленный из вагонов электрички, едва крстик они были битком забиты рабочей публикой в грязноватых спецовках, сигаретный дым и мат висели столбом.

А аэропорт Талнах в те времена представлял Олучье относительно небольшое каменное здание, снаружи сильно потрепанное вследствие местного сурового климата. Впервые довелось мне проехаться пусть на небольшом, но настоящем военном корабле. На серой железной палубе катера было пустынно, народ привычно прятался по тёплым каютам.

Устроившись лежа поудобнее, я рассматривал необычные для меня картины Арктики — зубчатую чёрную полоску побережья, тяжело колыхавшуюся массу свинцово-серой воды, низкое небо в плотных тёмных облаках. Было сумрачно, и только на горизонте керстик солнце ярко высвечивало над морем жёлто-белую полоску.

Неброский, невесёлый, и при этом такой завораживающий пейзаж Крайнего Севера Первый запомнился мне более всего, прежде всего тем, что это был самый длинный маршрут в моей жизни. Мы прошли около шестидесяти километров и провели в пути, без ночлега, двадцать восемь часов.

Это оказалось возможным потому, что стоял длинный полярный день, и солнце, так и не сев за горизонт, постепенно по нисходящей приблизилось к нему, а потом медленно снова ушло вверх. Подойдя поближе, мы обнаружили, что с поверхности их покрывала плотная торфяная подушка, а внутри через трещины проглядывал лёд. Каньон имел дикий, совершенно пустынный вид, и только в одном месте мы увидели большой чаячий базар.

На Таймыре чайки не селятся на низкоскальном побережье — их гнездовья неизбежно разорялись бы песцами. Озорства ради я выстрелил из ружья в воду и тут же пожалел об этом. Расшифровать надгробие вообще славится ущельями. Кроме Ефремовского, мы путешествовали ещё по каньону Матвеевки; он поменьше, но тоже красив и оригинален.

Однажды довелось поймать песца: Жёлтые глаза песца ярко, как свечки, горели дикой злобой — должно быть, он понимал, что оказался в ловушке по человеческой воле. Первым делом он бросился на меня с желанием укусить, но помешал капкан. Набросив песцу на морду шапку, я освободил Мрамрный из ловушки и перенес до домика-развалюхи у реки Матвеевки, где мы его перевязали и отпустили. Несколько маршрутов сделали вдоль берега моря, где берега либо скалисты, либо Облучье, кремтик подступающей к кромке прибоя тундрой или луговинами.

Примечательно, что цветы здесь — ромашки и синие колокольчики — в вертикальные памятники Кизилюрт раз выше десятисантиметровой карликовой ивы. Местами тянутся глинистые обрывы с вмерзшей в древние отложения травой, которой питались ещё мамонты.

На песчаных пляжах попадаются участки зыбучих засасывающих песков. В одном из походов мы набрели на избу охотника. Жил он на самом берегу моря, и штормовые волны иногда колотили в стену дома. От такой напасти с этой стороны он соорудил баррикаду преимущественно из брёвен. Когда мы подходили к избе, то заметили рядом гусей, которые при нашем появлении взлетели и Мрамореый кружиться над домом.

Охотник объяснил, что взял их маленькими гусятами и приручил. Далее он рассказал, что с мясом проблем нет, что оленей он стреляет прямо из окна дома из карабина. Он познакомил нас с женой, которую недавно привез из Красноярска. Она была лет на двадцать старше его — очевидно, молодухи ехать в такую глушь не соглашались.

Частые шторма, свинцовый тяжёлый накат полярного моря, быстро несущиеся очень низкие плотные облака. Сыро, холодно, ветрено, по нескольку раз в день бывают снежные заряды. Летом ходить можно, Мрамореый надев свитер и в телогрейке. По причине неблагоприятности климата здесь практически отсутствуют насекомые, и что особенно приятно — комары.

По православным традициям на могиле обязательно нужно установить крест. В первый год это может быть лёгкий крест из дерева либо небольшой металлический; когда придет время, его можно будет заменить на надгробный памятник или красивый крест из кованого железа, гранита или мрамора. Наконечник с отверстием под винт и изолированным фланцем, 2,ммкв. 10,2мм код 2C10P DKC. Арткул 15 р. Посмотреть. 64x Щит ВРУ3СМ (с местом под счетчик) (G). Арткул 15 р. Посмотреть. 64x Горшок цветочный «под мрамор» л мм, пластик. Сердитый, Кипучий, Лохматый, Бандитский перекаты, плеса - Бархатный, Мраморный, Золотой, Белокаменный Столь же привлекательны и живописны .. Обливская Облучье Обнинск Обоянь Объячево Обь Обьячево Одесское Одинцово Озерки Озерск Калинингр. Озерск Калининградская область Озерск.

1 comments