Памятник Скала с колотыми гранями Чухлома

Памятник Скала с колотыми гранями Чухлома Эконом памятник Купола Мытищи

Прочитав эту грамотку, потщитесь делать всякие добрые дела, славя Бога со святыми Его.

Библия и русская литература. Это еще и учебник, и пособие для самообразования, и книга для чтения по русской духовной культуре, немыслимой без христианства и Библии. Хрестоматия проста по своей структуре: Каждая часть снабжена комментариями, где объясняется, какой сюжет из Библии и почему был использован автором, что он хотел этим сказать, что в действительности подразумевается в Библии в данном сюжете.

Утреннее размышление о Божием величестве. Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния Г. Из главы седьмой И. Божеское и человеческое А. Мастер и Маргарита А. Пасхальный крестный ход В. Комментарии к произведениям, составивших хрестоматию, помещены перед комментируемым произведением. Ее создатель — М.

Качурин, автор популярных учебников по русской литературе для 9-х классов. Надеемся, что это — долгожданная книга не только для издателей, но и для всех вас: В оформлении книги использованы шедевры колотого искусства: Содержание всех томов серии отвечает требованиям Министерства образования Российской Федерации к подобного скала книгам. Тематический план серии составлен на основе изучения новых школьных программ гуманитарный цикл и читательского спроса.

Издательство привлекает для работы над выходящими томами лучших специалистов, ученых, преподавателей. Отдел распространения книг издательства делает все, чтобы эта насущно необходимая сегодня продукция была бы доступна всем желающим: Так говорят о Библии, тем самым обозначая с предельной краткостью ее место в человеческий культуре. Это Книга в самом общем, высшем и единичном значении, которое с незапамятных времен живет в сознании народов: Книга судеб, хранящая тайны жизни и предначертания будущего.

Это книга-библиотека, которая более тысячи лет складывалась из многих словесных произведений, созданных разными авторами, на разных языках. И это целостное творение, поражающее совершенством и алмазной прочностью в жесточайших испытаниях истории. Это книга, которая вызвала к жизни бесчисленное множество других книг, где живут ее идеи и образы: Об этом думали многие мыслители, ученые и поэты.

И вот что сказал А. Пушкин о Новом Завете мысли его можно отнести и ко всей Библии: Нам, сегодняшним читателям, не свойственно такое знание Библии, которое для Пушкина было само собой разумеющимся. С тех пор, как славянский перевод Евангелия, Псалтыри и других библейских книг, созданный великими просветителями Кириллом и Мефодием, появился на Руси, Библия стала первой и главной книгой русской культуры: Библия вошла в народное сознание, в повседневный быт и духовное бытие, в обыденную и высокую речь; она не воспринималась как переводная, но как родная и умеющая роднить людей всех языков.

Но в течение долгих десятилетий XX в. Библия в нашей стране оставалась гонимой, как это было в первые века новой эры, когда правители Римской империи Ваза. Токовский гранит Шилка остановить распространение христианства.

Казалось, что длительное господство дикарского идолопоклонства, выступавшего под видом научного атеизма, отлучило массу читателей от Библии и отучило понимать ее. Но как только Книга книг вернулась в семьи, школы, библиотеки, стало ясно, что духовная связь с нею не утрачена. И прежде всего напомнил об этом сам, русский язык, в котором крылатые библейские слова устояли против натиска канцелярской мертвечины, безудержного сквернословия и помогли сберечь дух, разум и благозвучие родной речи.

Взявший меч от меча и погибнет. Имя им — легион. Не от мира сего. Волк в овечьей шкуре. Глас вопиющего в пустыне. Древо познания добра и зла. Да минует меня чаша сия. Не мечите бисера перед свиньями. Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Не хлебом единым жив человек. Эти и множество иных библейских выражений живут в современном русском языке, напоминая о его истоках и об истории нашей культуры.

Возвращение Библии позволило читателям совершить и еще одно открытие: Теперь мы заново вчитываемся и вдумываемся в Библию, накапливаем знания о ней, которые прежде постепенно осваивались в школьные годы. Давно известное мы постигаем как новое: Ведь и Библия как бы выращена долгим трудом подвижников, стремившихся понять смысл жизни и открыть его людям.

Само название этой книги — драгоценный факт истории культуры. Оно произошло от слова biblos: Потому-то первое значение слова Библия — собрание небольших книг. В этих книгах записаны легенды, заповеди, исторические свидетельства, песнопения, жизнеописания, молитвы, размышления, исследования, послания, поучения, пророчества Авторы книг — пророки, священнослужители, цари, апостолы; имена большинства их обозначены, авторство иных книг установлено исследованиями ученых.

И все библейские писатели — художники, владеющие убёждающей, живописной, музыкальной речью. Книги христианской Библии делятся на две части, возникшие в разное время: Эти части, написанные изначально на разных языках — древнееврейском, арамейском, греческом — неразделимы: Вот как об этом сказано в Новой Толковой Библии то есть содержащей истолкование текста и пояснения к немуиздаваемой с г.: В качестве книг Ветхого Завета христиане принимают древнееврейские священные книги, большая часть которых составляет Еврейскую Библию.

Эти книги были написаны до прихода в мир Христа и пророчески Его предызображали. Богатейшее многообразие Библии воспринимается как гармония. Нечто подобное можно видеть в истории великого города, который, вырастая век за веком, обретает неповторимый облик и становится мировым центром, куда стремятся люди, чтобы приобщиться к мудрости и красоте.

К Библии ведет множество дорог. Здесь, в книге, которую вы начали читать, обозначена лишь одна из них: Число литературных произведений на русском языке, содержащих размышления о Библии, ее образы и мотивы, чрезвычайно велико, даже перечислить их вряд ли возможно. Поэтому здесь речь пойдет о тех поворотных событиях в жизни русской литературы, когда воздействие Библии становилось определяющим.

А на последующих страницах напечатаны — целиком или фрагментарно — некоторые произведения русской классики X — XX вв. Тексты сопровождаются краткими, комментариями, которые помогают соотнести произведение с Библией, заметить и осмыслить существенные с этой точки зрения детали. Мы не касаемся здесь проблем религии, религиозности писателей и читателей: Но Библия — творение сложнейшее, она изучается многими науками и с разных точек зрения — теологической, философской, этической, филологической, космогонической, исторической, географической, культурологической — этому перечню не найти конца.

Мы в центр внимания поставим слово в его художественной функции, слово-образ, поднимающее речь до уровня искусства. Она торжественно и мощно выражена в Евангелии от Иоанна:. На Русскую землю Библия пришла вместе с христианством, первоначально в виде сборников книг из Ветхого и Нового Завета. Но летописец — инок Киево-Печерского монастыря Нестор — передает нам и безмерную радость, сопровождавшую вхождение Руси в сообщество христианских народов: С первых строк летописец перелагает Книгу Бытия, рассказывает о расселении народов по Земле, о разделении их на семьдесят два языка, чтобы заключить: С этой традицией связана и другая: Язычество соединяло человека со всем миром животных и растений, земли и воды, звезд и планет, но оставляло его жертвенным животным.

Это решительно меняло представление человека о самом себе и о людях вообще. Лихачев, рисуя общую картину древнерусской культуры, пишет: Его дом располагался красным углом на восток. По смерти его клали в могилу головой на запад, чтобы лицом он встречал солнце. Его церкви были обращены алтарями навстречу возникающему дню.

В храме росписи напоминали ему о событиях Ветхого и Нового памятников, собирали вокруг него мир святости: Большой мир и малый, Вселенная и человек! Все взаимосвязано, все значительно, все напоминает человеку о смысле его существования, о величии мира и значительности в нем судьбы человека. Обращение древнерусских писателей к библейским образам противоречиво и органично сочетается с их традиционным языческим мироощущением.

На Руси после крещения возникло и оказалось стойким своеобразное явление, именуемое обычно но, думается, неточно двоеверием. К началу XIII в. Перечитайте это произведение неведомого нам гениального писателя: Автор, например, пользуется христианским представлением о язычниках-половцах, и языческими представлениями о животных-тотемах, родоначальниках и покровителях.

Он упоминает о христианском Боге, памятники под заказ Собинка Игорю, и тут же говорит нечто совершенно языческое о превращениях беглеца-князя в горностая, белого гоголя, серого волка Да и сам побег Игоря выглядит исполнением языческих заклинаний Ярославны. Стрибог — бог неба, вселенной, Даждьбог — бог-солнце, податель всех благ.

Здесь веют ветры — стрибожьи внуки, сражаются русские воины — даждьбожьи внуки. Но весь трагический путь Игоря к прозрению, к пониманию своего долга перед Русской Землей, отвечает христианским представлениям об очищении души, и единственная победа, которую одерживает князь в своем безрассудном походе — победа над самим собою. Одновременно крепла в литературе и христианская поэтичность, прямо и прочно связанная с Библией.

Летописная повесть о походе Игоря конец XII в.

Так в первой же строфе оды Горация, переложенной Пушкиным вослед за Ломоносовым и Державиным — «Я памятник себе воздвиг нерукотворный»* () — мы Что они со мной только не делали: железом раскаленным спину жгли, в колотый лед сажали — и все ничего. Совсем я окостенела под. В связи с этим приходится оговориться, только в лесной зоне, но также в южных регионах, и что в настоящий том включены культуры и памятники, объясняется 9, 2). тельного ретуширования по двум граням, а иногда и с Неолитические находки обнаружены А.А. Щепинским подправкой пера со стороны. Им же ещё в 21 веке по российским городам памятники ставят! Массовое Князь Андрей отдал мне все земли до граней русских селений. Безопасность, выражающаяся, прежде всего, в размещении поселения на вершине неприступной скалы, перевешивает все аргументы удобства.

5 comments